Знакомство тургенева с виардо

Иван Тургенев и Полина Виардо / XIX век

знакомство тургенева с виардо

Тургенев познакомился с певицей Виардо в году, когда Виардо роман с композитором Ф. Шопеном. Знакомство переросло в глубокую дружбу. Для писателя Ивана Тургенева такой женщиной стала певица Полина Виардо - «сажа да кости», как её за глаза называли в светском. Иван Тургенев был впервые представлен Полине Виардо первого ноября года как «великорусский помещик, хороший стрелок.

Никогда рождение детей в семействе Виардо не вызывало у Тургенева такой бури восторга как при рождении Поля. Но мадам Виардо не разделяла его ликования. И эта опала длилась почти пять лет. Вопрос об отцовстве Тургенева до сих пор остается не выясненным. В тот период у Полины был ещё один любовник — известный художник Ари Шеффер, писавший её портрет. Большинство западных исследователей творчества Тургенева полагают, что все-таки это был его сын, кстати, и потомки рода Виардо склоняются к тому.

Видимо, есть к тому основания. Но несмотря ни на что, в то время и позже, с годами, чувство Тургенева к Полине не ослабевало. Каждый раз, когда Вы обо мне думаете, Вы спокойно можете сказать: Я буду теперь много писать, исключительно для того, чтобы доставить себе это счастие.

знакомство тургенева с виардо

Любовь Тургенева доставляла ему не только душевные радость и страдания. Она была источником его творческого вдохновения. Полина Виардо всегда проявляла живой, неподдельный интерес ко всем произведениям, выходившим из-под пера писателя. Сама Виардо заметила однажды: А что же Полина Виардо, как сама относилась к такому положению в своей семье?

Она держалась ровно, по-матерински как со своим мужем Луи, который был старше её почти на двадцать лет, так и с Тургеневым. К супругу она испытывала уважение и почтение, к Тургеневу — примерно те же чувства. Между тем у неё не раз возникали отношения страстной дружбы и с другими мужчинами. Её первым увлечением был композитор Ференц Лист, который учил Виардо играть на фортепьяно. Нравился ей и ещё один композитор — Шарль Гуно, к которому Полину сильно ревновал Тургенев.

Говорят, что у неё был роман и с сыном Жорж Санд. Интересно, что именно по рекомендации Гуно учителем музыки дочери Тургенева стал проживавший в Буживале мало кому тогда известный композитор Жорж Бизе.

Дом, в котором жил Бизе, сохранился до нашего времени. Он расположен на улице, которая здесь названа в честь И. А Полина… Она была просто счастлива, когда удавалось на какое-то время ускользнуть и от Виардо, и от Тургенева. Им двоим доставалась только её дружба: В е годы Тургенев постоянно в разъездах, маршрут почти всегда один: Россия — Франция — Россия. Многие видели в нём карикатуру на. Ко всему прочему, в тот период у Тургенева разладились отношения с Толстым, Достоевским и со своим старинным другом Герценом.

В итоге, он всё больше привязывался к семейству Виардо. Однако, и до знакомства с Виардо, и во время своих приездов в Россию, Тургенев ни раз проявлял интерес и к другим женщинам. В году у совсем ещё юного барина в Спасском от вольнонаёмной белошвейки родилась дочь Пелагея. В возрасте восьми лет её на воспитание в свою семью взяла Полина Виардо. Девочка приехала во Францию неграмотной, дикой. Но уже через несколько лет она превратилась в парижскую мадемуазель, научилась рисовать, играть на фортепьяно, постепенно забыла русский и писала отцу письма только на французском.

Полинетта, так её называли в семье Виардо, носила фамилию Тургенева. Он заботился о ней даже тогда, когда та вышла замуж. Матери своей дочери — Авдотье Ермолаевне Ивановой, Иван Сергеевич выплачивал содержание и навещал её уже много лет спустя.

Любовь длиною в жизнь... Тургенев и Виардо

Первый серьёзный роман у писателя разгорелся ещё до встречи с Виардо, с сестрой своего друга Мишеля Бакунина — Татьяной… Затем были романтические взаимоотношения с сестрой Льва Николаевича Толстого — Марией Николаевной, которая из-за Тургенева даже ушла от своего мужа… В середине х годов писатель был какое-то время увлечён баронессой Юлией Петровной Вревской.

Когда они встретились ему уже было пятьдесят пять, ей — тридцать три. Она рано потеряла мужа-генерала, он был свободен, богат и знаменит. И, как всегда, бесконечно обаятелен. Баронесса очарована, влюблена и ждёт взаимного чувства. Там и родилась Пелагея. Тургенев добился от матери, чтоб Авдотье назначили приличное пожизненное содержание.

А девочку Варвара Петровна забрала в Спасское. Мол, посмотрите, на кого она похожа? Пелагея лицом была вылитый Тургенев. Позже, отбывая полтора года ссылку в Спасском за статью о Гоголе, он завел крепостную любовницу Фетистку. Прежде она служила горничной у двоюродной сестры Ивана Сергеевича Елизаветы.

Очень уж понравилась писателю, он решил ее выкупить. Сестрица заметила, как загорелись его глазки и запросила большую цену. Писатель не стал торговаться.

Великие истории любви: Иван Тургенев и Полина Виардо - История успеха - Mail Леди

Он хорошо одевал Фетистку, она раздобрела телом, барина уважала… Кстати, в ту пору Виардо была в России с очередными гастролями. Тургенев звал ее в Спасское, но певица не приехала. Тогда он сам, по поддельному документу, отправился в Москву под видом мещанина. И провел с Полиной несколько счастливых дней. Так что в плане физической любви все у Тургенева было нормально. О чем есть намеки в его переписке с нею. Из трех ее дочерей он выделял Клавдию Диди.

Дал большое приданое, когда та выходила замуж. Поговаривали, что это его дочь. Есть и другая загадка. Вернулся к Полине во Францию после очередной разлуки, а ровно через девять месяцев родился Поль Виардо. Тургенев послал любимой женщине радостную телеграмму. И был счастлив, пока не узнал о существовании художника Шеффера, нового друга певицы. Во всяком случае, когда Поль вырос, стал скрипачом, Иван Сергеевич подарил ему скрипку Страдивари.

А вот собственную семью заводить, действительно, не решался.

Один «из стада». Как Тургенев 40 лет страдал по Полине Виардо 

История с беременной белошвейкой не в счет, то был всего лишь порыв благородства. Если б действительно хотел жениться, никакая мать не помешала. Полагаю, причиной тому не Виардо, а юношеская душевная травма. Герой горячо, без памяти влюбился в соседку по даче княжну Зинаиду, а она стала любовницей… его отца. И произошло это, по сути, на глазах ошеломлённого юноши. На самом деле ту княжну звали Екатерина Шаховская. Ей было 19, писала стихи… Иван Тургенев в году.

Более утонченный красавец, чем Иван, он постоянно плел любовные интриги. Мгновенно определял, как соблазнить понравившуюся даму. С одной был нежен, с другой — груб… На соседке- помещице Варваре Лутовиновой, некрасивой, в годах, полковник женился по расчету. У нее было 5 тысяч душ крепостных, у него — всего Жена прощала ему многочисленные измены, хотя и закатывала скандалы. Как только в отношениях доходило до серьезного, он уходил в сторону.

Например, еще до Полины был страстный роман с сестрой друга, будущего революционера Бакунина Татьяной. Она официально считалась его невестой. Но свадьбы не случилось. Вот также позже закончились его серьезные отношения с дальней родственницей Ольгой Тургеневой, баронессой Юлией Вревской, знаменитой актрисой Марией Савиной, сестрой Льва Толстого Марией.

Та из-за Тургенева даже развелась с мужем. Но писатель на ней не женился, вернулся к Полине. Мария с горя ушла в монастырь. Раздосадованный Лев Толстой даже вызвал его на дуэль. К счастью, она не состоялась, но два классика долго потом не общались.

С замужней певицей ему было уютнее, удобнее. Годами жил в ее доме или снимал жилье. Сопровождал на гастролях по Европе.

Сразу все понял, не мешал, скандалов не закатывал. К Тургеневу относился дружески. Вместе охотились под Парижем, в Германии… Нельзя сбрасывать со счетов и меркантильность супругов. А Тургенев был богат. Возвращаясь из Франции на родину, продавал то деревеньку, то рощицу.

Характерный пример — его незаконнорожденная дочь Пелагея от белошвейки. Впервые Тургенев увидел ее, когда девочке было 8 лет.

Тут же сообщил Полине про найденную дочь, разительно на него похожую. В ответном письме предложила воспитывать девочку вместе со своими родными дочерьми.

Тургенев привез Пелагею в семью Виардо, переименовал в Полинет в честь любимой, щедро платил за ее содержание. Короче, еще и дочерью привязала Виардо к себе писателя. Хотя отношения певицы и девочки не сложились. Любовь, которую испытывал Тургенев к Полине Виардо, была необычной и странной. В глазах Тургенева певица возносилась на высокий пьедестал, была недосягаема в своей божественной красоте и могуществе; хотелось пасть ниц к её ногам, целовать край её платья, ступни ног её и следы, которые она оставляет на земле.

Малейший знак внимания с её стороны доставлял ему какое-то сладостное и мучительное наслаждение. Панаева рассказывала, как дорожил Тургенев малейшим вниманием Виардо: Приход Тургенева остановил игру в преферанс, за которым сидели Белинский, Боткин и. Боткин стал приставать к Тургеневу чтобы он поскорее рассказал о своем счастье, да и другие очень заинтересовались.

Оказалось, что у Тургенева очень болела голова, и сама Виардо потерла ему виски одеколоном. Тургенев описывал свои ощущения, когда почувствовал прикосновение её пальчиков к своим вискам. Белинский не любил, когда прерывали его игру, бросал сердитые взгляды на оратора и его слушателей и наконец воскликнул нетерпеливо: Игру стали продолжать, а Тургенев, расхаживая по комнате, продолжал еще говорить о своем счастье.

Белинский поставил ремиз и с сердцем сказал Тургеневу: Однажды в разговоре с Полонским он заявил, что не может понять, отчего граф Толстой так очевидно пристрастен к Левину, тогда как этот Левин для него антипатичен донельзя — эгоист и себялюбец в высшей степени.

Не одна любовь, — продолжал Тургенев, — всякая сильная страсть, религиозная, политическая, общественная, даже страсть к науке, надламывает наш эгоизм. Фанатики идеи, часто нелепой и безрассудной, тоже не жалеют головы. В тургеневской любви к женщине отсутствовало душевное равновесие, которое дается человеку в детстве поэзией семейных отношений, культурой одухотворенных родственных чувств. На всех любовных увлечениях Тургенева лежала печать рокового прошлого, проклятье жизни в безлюбовной семье, лишенной теплоты и ласки, домашнего уюта и заботы, душевного взаимного родства.

Взамен духовной крепости и силы в тургеневской любви в избытке расцвела чувственная утонченность, способность безграничного преклонения и подчинения воле и власти женского существа. Я балетов никогда не любил и ко всем возможным актрисам, певицам, танцоркам чувствовал всегда тайное отвращение Это было тем более странно, что и красавицей её нельзя было назвать. Правда, у ней были удивительные золотисто-пепельные волосы и большие светлые глаза, с задумчивым и в то же время дерзким взором Мне ли не знать выражения этого взора?

Я целый год замирал и гас в его лучах! Сложена она была прекрасно, и когда она плясала свой народный танец, зрители, бывало, топали и кричали от восторга Но, кажется, кроме меня, никто в нее не влюблялся — по крайней мере, никто так не влюбился, как. С той самой минуты, как я увидел ее в первый раз поверите ли, мне даже и теперь стоит только закрыть глаза, и тотчас передо мною театр, почти пустая сцена, изображающая внутренность леса, и она выбегает из-за кулис направо, с виноградным венком на голове и тигровой кожей по плечам— с той роковой кинуты я принадлежал ей весь, вот как собака принадлежит своему хозяину; и если я и теперь, умирая, не принадлежу ей, так это только потому, что она меня бросила.

Говоря правду, она никогда особенно и не заботилась обо. Она едва замечала меня, хотя весьма добродушно пользовалась моими деньгами. Я был для нее, как она выражалась на своем ломаном французском наречии: Я не мог отвести взора от черт её лица, не мог наслушаться её речей, налюбоваться каждым её движеньем; я, право, и дышал-то вслед за.

Впрочем, она была добра, непринужденна, даже слишком непринужденна, не ломалась, как большею частью ломаются актрисы. В ней было много жизни, то есть много крови, той южной, славной крови, в которую тамошнее солнце, должно быть, заронило часть своих лучей. Я не ожидал, что буду таскаться по репетициям, мерзнуть и скучать за кулисами, дышать копотью театральной, знакомиться с разными, совершенно неблаговидными лицами Я не ожидал, что получу, наконец, в одном немецком городишке затейливое прозванье: И всё это даром, в самом полном смысле слова — даром!

Вот то-то и есть Помните, как мы с вами словесно и письменно рассуждали о любви, в какие тонкости вдавались; а на поверку выходит, что настоящая любовь — чувство, вовсе не похожее на то, каким мы её себе представляли. Любовь вовсе даже не чувство; она — болезнь, известное состояние души и тела; она не развивается постепенно; в ней нельзя сомневаться, с ней нельзя хитрить, хотя она и проявляется не всегда одинаково; обыкновенно она овладевает человеком без спроса, внезапно, против его воли — ни дать ни взять холера или лихорадка Подцепит его, голубчика, как коршун цыпленка, и понесет его куда угодно, как он там ни бейся и ни упирайся В любви нет равенства, нет так называемого свободного соединения душ и прочих идеальностей, придуманных на досуге немецкими профессорами Нет, в любви одно лицо — раб, а другое — властелин, и недаром толкуют поэты о цепях, налагаемых любовью.

Да, любовь — цепь, и самая тяжелая. Этот суровый монолог на грани авторского самопризнания Тургенев написал в году. Он чувствовал, что роковое бремя такой любви ему придется нести до самой смерти. Безволие героя Тургенев оценивал как исторически приобретенную национальную черту. Нам во всем и всюду нужен барин Зато с проникновенным мастерством и утонченнейшей поэзией он чувствовал и воскрешал мгновенья чистой, трепетной и радостной влюбленности.

До самой старости он сохранил в душе способность любить избранницу свежо и молодо, весенним чувством первой, искренней любви, в которой чувственность преображается до степени чистейшего духовного огня.

Любовь к Полине Виардо у русского Тургенева не знала чувства меры и естественного равновесия: Полина Виардо была не только выдающейся певицей, не только незаурядной пианисткой, но и композитором, талантливой по-своему художницей и человеком, наделенным тонким литературным чутьем.

Тургенев с детских лет был неизменным поклонником и ценителем музыки. Случалось, что в Спасском, оставаясь в одиночестве, он испытывал настоящий музыкальный голод, и тогда он подходил к фортепиано и одним-двумя пальцами слегка наигрывал любимую мелодию и подпевал высоким тонким голосом, не соответствующим ни его росту, ни широкой, богатырски сложенной груди.

Он обладал безукоризненным музыкальным слухом, улавливающим самую ничтожную ошибку, любой фальшивый звук. Музыкальная его память вызывала удивление у современников; он помнил в исполнении Полины Виардо такие подробности, а преклонение перед её талантом достигало такой высокой степени, что иногда во время концерта или в ходе постановки оперы он не выдерживал и забывался, вставал с кресел и начинал жестикулировать или подтягивать певице, пока кто-нибудь из недовольных зрителей не одергивал.

Тургенев очень любил детей Виардо, относился к ним с настоящей отеческой нежностью, они же, в свою очередь, привязались к доброму и ласковому великану из России, гуляющему с ними часами, рассказывающему импровизированные сказки. С Луи Виардо его связывали прочные приятельские чувства. Они часто занимались совместными переводами с русского на французский, и уже в году, благодаря сотрудничеству Тургенева и доброй воле Виардо, во Франции появились первые переводы Гоголя. Тургенев очень увлекался живописью и чрезвычайно высоко ценил эстетическое чутье друга, большого знатока и ценителя изобразительных искусств, автора капитальных трудов по этому вопросу.

знакомство тургенева с виардо

Сближала их и страсть к охоте, которой они неизменно предавались на протяжении долгих лет жизни под одной крышей. Избалованная славой и успехом, которые сполна выпали ей на долю, она обладала характером сильным и властным, обостренным чувством самолюбия и гордости, умением подчинять себе людей и наслаждаться их благоговейным почитанием. Тургенев же перегорал в эстетических восторгах и сорокавосьмилетней своей богине пятидесятилетним мужем писал письма, как юный Ромео пятнадцатилетней Джульетте: Я не могу жить вдали от.

Я должен чувствовать вашу личную близость, наслаждаться ею. День, когда ваши глаза не светили мне, — погибший для меня день Всякая подробность её жизни оставалась для Тургенева священной и значительной: Тут чистейшая любовь действительно опасно балансировала на грани подданства: Но в романе с Полиной Виардо этот недостаток был достоинством.

Гениальная певица сама обладала сильной страстью только на сцене и для сцены. Здесь она могла казаться воплощением тропического зноя.

знакомство тургенева с виардо

А в жизни не было человека благоразумнее и трезвее. Тургенев изумлялся её способности быть вечно здоровой, веселой и деятельной. Спокойной осталась одна Полина: Поистине — дар богов — не менее драгоценный, чем сценический талант!

знакомство тургенева с виардо

Как только Варвара Петровна узнала о роковом увлечении сына, сердце её упало: